-пришелец-
The roots of the tree are in the sky
По вечер я, совершенно того не планируя, заглянула в вафельную на улице Ломоносова - было интересно, существует ли она до сих пор. Да, она существует! Это по-прежнему одно из самых романтичных мест в городе, там вкусно, неспешно и всего понемногу, хорошая музыка. Я села у окна; в большом бумажном пакете у меня были непрактичные и очень красивые снежно-белые кроссовочки. Черный чай был с клюквой, и как приятно было его пить и читать "Волны" - Вирджинии Вулф, моей новой самой любимой писательницы (я прочла пока только два романа, включая завершенные только что "Волны" и невероятного "Орландо"). Рядом присел молодой мужчина и задевал мой бумажный пакет левым локтем; меня это раздражало. Я придвинула стул со своими вещами поближе; время от времени я косилась вправо - на этот стул, на котором висела сумка. Было некомфортно из-за того, что моя сумка и этот чужой человек стали так близки.
После вкусной тоненькой вафли с кокосовым творожком и ягодами я пошла по улице Ломоносова, и впервые в жизни дошла её до конца: такая у меня существует игра - по пятницам, после рабочего дня, идти до метро таким путем, каким я еще никогда не ходила. Можно дойти до любого метро, или до любой остановки, а может, если у меня будет много сил и куража, я таким образом дойду прямо до дома.
На улице Ломоносова, на том ее отрезке, который ближе к Садовой, вы обязательно встретите пьяных. Я тоже, конечно, встретила пьяных - две компании плохо пахнущих людей в немытой, неровно сидящей серо-черной одежде, со слипшимися волосами (почему романтизируют это дерьмо?). Кто-то из них пел песни и кричал, что Коля - самый лучший парень, и что ему будет сопутствовать удача и успех во всех жизненных обстоятельствах (в своих выражениях). Из-за светло-синего цвета неба и золотистого света солнца верхние этажи домов были цвета абрикоса, иногда я останавливалась, чтобы осмотреть их. Местами веселенькая штукатурка опала и обнажился каменный скелет - не безобразный, но агрессивный и неприглядный.

Я думала о том, что с этого момента я хочу делать красивые вещи. Кому интересен хаос в моей голове. Мне нужна бумага, мне нужны краски, чтобы его выгнать, но нравятся мне именно красивые вещи, и людям нравятся красивые вещи - только их я хочу создавать. Я хочу наполнить свою жизнь качеством полного, подлинного проживания - тогда я смогу чаще видеть то, что необходимо.